Copyright 2017 - Идринское

Война откатывалась все дальше на Запад. До ее окончания еще оставался без малого год. Что такое год на войне? Это ежедневные жертвы, кровь и слезы, это новые вдовы и дети-сироты, это новые и новые похоронки и искалеченные судьбы.

Уже осенью 1944 года приближение окончания войны чувствовалось во всем. 11 октября 119-я стрелковая дивизия вышла на государственную границу СССР в районе г.Науместис. 378-я стрелковая дивизия взяла г.Идра в районе г.Риги. 309-я стрелковая дивизия вышла на советско-румынскую границу. Эти дивизии, а всего их одиннадцать, были сформированы на красноярской земле.

В тылу тоже напахнуло ветром перемен. В 1944 году попали под статью и были арестованы молодые девчата Александра Дудник (1925 г. р.) и Александра Выговская (1924 г.р.). Они последние жертвы так называемого «Положения о трудовой повинности», принятого 4 августа 1941 года на территории Идринского района. Фактически это был закон, принятый краевым Советом народных депутатов. В ходе войны за летнюю камланию стало ясно, что основные земледельческие районы оказались оккупированными врагом. Весь упор в земледелии необходимо сконцентрировать за Уралом. Была поставлена задача обеспечить продуктами питания фронт и тыл. Совет депутатов обязал местные советы организовать 15-часовой рабочий день для всех жителей сел и деревень. Заменить ушедших на фронт мужчин-трактористов подростками и женщинами, организовав в колхозах и совхозах, а также при МТСах ускоренные двухмесячные курсы по их подготовке. Окончив такие курсы, работали на тракторах Мария Величко, Улита Чернявская, Степанида Ярош, Прасковья Бабич. Трудовая повинность вводилась и для деревенской интеллигенции: медработников, учителей, продавцов и др. В их обязанность входило отработать не менее 36 часов в неделю на сельскохозяйственных работах. Кроме того доводились трудовые задания для школ. Это сбор золы (на удобрения), макулатуры, черного металла, а также заготовка дров для отопления школы и отработка определенных часов на сельхозработах.

Конечно же, наивно полагать, что в таких условиях можно было бы справиться с заданным постановлением перед работниками сельского хозяйства, а проще сказать, перед нищей, разрушенной деревней; расширить и ввести в оборот новые земли под зерновые культуры; увеличить урожайность по каждой культуре. Сельское хозяйство просто не могло в таком положении подняться до уровня довоенных лет. В итоге колхозы и совхозы не выполнили плана хлебозаготовок 1942-1944 годов.

Не одна трудовая повинность тяготела над крестьянами. С весны 1942-го государство объявило о размещении военного займа среди населения по подписке. Заем был размещен в кратчайший срок - 10 дней. Для жителей Курежа последний военный заем был размещен в сумме шести тысяч рублей в начале 1945 года. Кроме того вносились сбережения граждан на строительство танковой колонны «Красный колхозник», а также выделили в Красный обоз на вывозку мяса защитникам и жителям блокадного Ленинграда 68 подвод. Собрано несколько центнеров сухарей и картофеля, а также вареное мыло и махорка. Отправлено было на фронт только к празднику 23 февраля в 1942 году 79 полушубков, 35 меховых жилетов, 165 валенок. Было собрано 250 овчин и два мешка меховых и вязаных рукавиц. Продуктами питания помогали детским домам, госпиталям. Нужно сказать, что в годы войны имелось в колхозе около сорока дойных коров, около двух тысяч овец, 155 голов лошадей. Работали сливотделение и цех по изготовлению брынзы. Для этого и содержали специально отобранных овец, которых доили, а после по отработанной технологии изготовляли замечательную брынзу, которая по сути и спасла людей от голода. Основное же количество этих изготовленных плит брынзы, молоко или сливки отправлялись на гужевом транспорте в Большую Салбу, где был молокозавод.

В годы войны практически не прекращал работы пимокатный цех, или катальня. Заведующим был Александр Стасенко. «Вторым» номером - М.Корчма, застильщиком - Д.Палатовский, пимокатом - П.Даниленко, а также по наряду трудились здесь и женщины.

К концу войны по установке «сверху» был принят ряд решений, касающихся людей, их жизни и быта. А это нужно было делать, чтобы смягчить обстановку и напряжение. На деле выходило: устанавливаемое рабочее время было «не менее...», и получалось: сколько нужно, столько будет. А если быть точнее, то продолжительность рабочего дня зависела от уполномоченного РИКа, председателя сельсовета и бригадира. Практически наделенные властью повелевать и приказывать уполномоченные вели себя как вершители судеб и могли в целях устрашения подростков, женщин и стариков «побряцать» пистолетом или отправить проштрафившегося под суд. Многие разгоряченные властью и самогоном путали полевой стан с гаремом. Страдали этим и некоторые бригадиры из числа вернувшихся по ранению, контузии с фронта домой. Местной власти удобно было поставить на руководящие должности людей, прошедших школу страха и принуждения, умеющих применить это на людях. К этому времени мобилизованные с войны наводнили деревни. В Куреж вернулись Федор Петрик (заведовал кузницей и бригадой кузнецов); по контузии - Прохор Волков; по ранению - Марк, Арефий, Сафрон Величко, Афанасий Маслак...

Конечно, нужно понимать, что военное время требует мобилизации и дисциплины всех и во всем, но если тебя не отпускают с поля проститься с умершими родственниками, если мать малолетних детей не имеет возможности увидеться с ними даже в ночное время, то как можно расценить действия начальников? Практически в жизни в те годы лозунг «Все для фронта, все для победы» являлся не только объединяющим и сплачивающим людей для выполнения важной государственной задачи, но и являлся прикрытием, ширмой для удовлетворения личных амбиций и вседозволенности. Иногда родственные нити или дружеские расположения между людьми и властными персонами способствовали уклонению таких людей и членов их семей от исполнения трудовой повинности в трудармиях, шахтах, рудниках, на стройках, лесоповалах и учебы в ФЗО. Деревенские подростки тысячами, сотнями тысяч прошли через этот ад. И что поражает: пройдя эту страшную школу жизни, народ так и не научился потребовать себе заслуженную компенсацию, а не подачки к юбилеям и праздничным дням. Может быть, пройдет десяток-другой лет, и народ потребует от власти установления и открытия аллей Славы в деревнях и поселках, малых и больших городах. Бесспорно, достойные люди заслуживают уважения и внимания. Но я веду речь о том, чтобы возле каждого памятника погибшим воинам в 1941-1945 гг., а также в 1938-1940 гг. установлены были бы и стелы в честь ветеранов тыла. Ибо если фронтовики спасли страну и мир от фашизма, то работающие в тылу спасли саму жизнь! Да, именно так. И фронтовик и труженик тыла выполняли одно святое дело - защищали Родину.

Более четырехсот курежан в конце войны были представлены к награждению медалью «За трудовую доблесть в ВОВ». Награждены единицы. Значит, местная власть считала этих людей достойными наград. Так кто сейчас мешает признать эту ошибку и исправить ее. Список по Курежу да и по району существует, и я держу его в руках. Закон о ветеранах труда не дает четкой позиции по этому вопросу.

Ксения ТоржевскаяИтак, 1945 год. 14 февраля вспомнили на заседании исполкома Курежского сельсовета о женщинах, что они не только тягловая сила наравне с лошадью и молодняком КРС - быками, а еще и матери, растившие детей. Вспомним и мы этих женщин-матерей, представленных к награждению правительственными наградами за детей, и отдадим им дань уважения, поклонимся их мужеству и праху. Это имеющие по восемь детей Меланья Проскурня, Елена Величко; по семь - Анастасия Алексеева, Ульяна Корчма; по шесть - Ефросинья Ярош, София Гесс; по пять детей - Ефимия Варава, Крестинья Журавлева, Анна Величко, Александра Дудник, Анна Ерченко, Кира Гриценко, Ксения Торжевская. На заседании решили подтвердить, что вышеуказанные гражданки имеют то количество детей, которое указано в протоколе, и приступить к оформлению документов, то есть заполнить анкету на многодетную мать, представленную к награждению. Пройдет несколько лет, и у кого-то из перечисленных женщин появятся еще дети. Так, у Киры Гриценко на момент заполнения анкеты (февраль 1945 г.) имелось пятеро детей. Год последнего ребенка в анкете 1940-й. Но семья пополнится еще Надеждой и Василием, но это будет потом... Принимаются на этой сессии и другие решения, касающиеся детей. Например, организовать вручение подарков детям фронтовиков в честь 1 Мая; предложить комиссии по народному образованию узнать причину непосещения школы учащимися через родителей; предложить правлению колхоза дать распоряжение в пимокатную мастерскую немедленно скатать катанки учащимся, у Аким Репиленкокого имеется сданная туда шерсть; просить райсовет и РОНО принять беспризорников Барабаш Андрея и Даиза, которые живут без приюта в с. Куреж, в детский дом. Как хочется верить в искренность людей, принимающих эти решения, но ведь были и 1941-1944 годы.

Как и в большинстве хозяйств военной поры, в Куреже отмечалась большая сменяемость руководителей колхоза. В 1936 году колхозом руководил Аким Закорецкий (погиб в бою в июне 1943 году возле д.Зубакино Старорусского района Новгородской области); с 1938 по 1942 г. - А.Репиленко (пропал без вести в феврале 1943 г. в Курской области); непродолжительное время - его брат Д.Репиленко, освобожденный от военной обязанности по болезни и впоследствии работающий зоотехником; короткий срок пребывания у власти И.Петрика, работающего до и после налоговым агентом. В 1942 году и в марте 1944 года — П.Волков, демобилизованный с фронта по причине контузии в 1942 г. (ранее, до назначения председателем сельсовета работал в Малом Телеке председателем колхоза). Арефий Величко в этом «кресле» встретил победный 1945 год. Как фронтовик был списан по ранению, а вот как руководитель был вечным заместителем председателя колхоза.

Прохор ВолковКак человек Арефий Алексеевич был обычный, свой, деревенский, и чем-то похож на шолоховских героев из «Поднятой целины», а если сказать еще правдоподобней, был близок по жизненной линии к популярности В.Чапаева: такой героический и необходимый для людей, но из-за своей неграмотности и простоты герой анекдотов и небылиц. Даже самое важное - печать колхоза носил в сшитом для этой цели мешочке с веревочкой, закрепленной на ремешке брюк. Как кисет у деда Щукаря. Я начинал работать подростком в колхозе, когда он уже будучи на пенсии выполнял обязанности конюха на сенокосе. Для нас это был царь и бог. Чтобы войти к нему в доверие и заполучить самого хорошего коня, нужно было попотеть. Не стерся из памяти один эпизод той поры, связанный с этим человеком и моим соседом пацаном. Вечером должен был состояться кинофильм, а чтобы попасть на него, нужны были деньги - пять копеек. Такой суммы у соседа не было. Он идет на «преступление». Забирается в курятник к Арефию Алексеевичу и ворует для сдачи в магазин яйца. Будучи пойманным хозяином, на виду у всех, с нахлобученной на голову фуражкой с битыми яйцами, стоял и плакал сосед Витька. А из-под фуражки выплывало и ползло вниз по лбу и щекам, за воротник по затылку содержимое яиц... Урок на всю жизнь. Из-за пятака.

Толковый мужик был Арефий Алексеевич, но вот беда —- малограмотный. Да имеем ли мы право упрекать таких людей, родившихся и выросших в то далекое и непонятное время. Люди, ему подобные, постигали жизненную науку и грамоту не в восьмилетках и десятилетках, а в приходских школах и училищах при церкви, урывками еле-еле усвоив азы грамматики. Они росли в то время, когда на образование тратилось 8 копеек на человека в год.

Арефий ВеличкоЗакончилась долгая и кровопролитная война, унесшая 30 миллионов человеческих жизней.   Не пугайтесь этой цифры. Действительное количество погибших, пропавших без вести, в лагерях смерти, умерших от ран точно никто не знает. Потянулись домой солдаты: кто сразу, а кто потом. Потянулись, кто с куском чужеземной материи или куском мыла, а кто с диковинной зажигалкой. Трофеи. Знали фронтовики, куда и к чему они возвращались и что их ждало дома. С горечью смотрели на разруху и нищету, на оборванных и не знающих отцовской ласки повзрослевших детей, на запряженных дохлых коней и быков - тягловую силу деревни. А рядом можно было ставить и женщин - их жен, измученных войной, нуждой и одиночеством. Крепче стиснет зубы и до хруста кулаки солдат. Это не сон - это реальность. Деревенское изобилие можно было видеть в «Кубанских казаках». Да кто же в это верил? И шутил горько подвыпивший фронтовик: «Что такое: уходил на войну — дома был струг да рубанок; пришел — рубанок да струг...»

Недолго звенели медалями фронтовики по кабакам и пивнушкам. Пора было браться за дело. Оказалось, руки не отвыкли, а из памяти не исчезли навыки и умение держать топор и пилу, молоток и рубанок. А на руки стоит только поплевать, и они в знак благодарности вспомнят и черенок лопаты и холодное железо кирки и молота. А чего скрывать: были и такие, кто сразу по прибытии домой, не распечатывая вещмешок, подавался в город, на казенные харчи. А может, просто испугались деревенской нищеты и трудностей. Всякое было. На то она и жизнь...
Василий Еременко, с. Куреж
Продолжение статьи

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Объявления на форуме Идраонлайн Ну и погода в Идринском - Поминутный прогноз погоды