Copyright 2017 - Идринское

На месте стоявшего когда-то родительского дома - обвалившаяся яма погреба-подполья, заросшая бурьяном, да груда обломков старого глиняного кирпича от милой сердцу русской печи. Умом понимаешь и тленность бытия, и что прошедшее не вернешь и не воротишь, но в груди, в душе грызет сомнение и напоминает тебе о твоей неблагодарности, а может, даже и предательстве. С такими мыслями смотрю я на обломки этих кирпичей, которые, может быть, там, внутри, еще хранят тепло очага, но уже никому не нужное и полузабытое. Это обломки колыбели-печи, в трубе которой долгими зимними вечерами можно было слышать то ли завывание домового Фили, то ли голос загулявшего ветра-парубка.

Выходило — за дверцей вьюшки обитают какие-то потусторонние силы, неведомые и загадочные, живущие своей жизнью, и именно от их расположения зависит благополучие и достаток в семье. Существовало поверье, что лежанка печи обязательно должна быть выстелена самотканым рядном и шабуром для обогрева завьюшных обитателей в отсутствие хозяев. Всякий раз можно было заметить следы их посещений, и не трудно догадаться, как они резвились, чувствуя себя легко и свободно, а главное независимо.

От уровня гостеприимства и зависело дальнейшее покровительство. И пока в силу своего очень юного возраста этого не поймешь — с опаской пялишься на загадочные дверцы вьюшки, а ложиться на печи стараешься на другой стороне от нее и желательно за спиной кого-нибудь из старших.

Много странных и загадочных вещей и явлений связано с печью. На ней удивительно быстро запоминались уроки, выдуманные и правдивые истории, содержание книг, на одном дыхании воспринимались радиопередачи для детей, начиная с «Радионяни» и заканчивая «Театром у микрофона». Очень вкусными были на печи сухари, а сон под мурлыканье кошки — крепкий и здоровый.

Если внимательно обследовать ступенчатый «коменок», то здесь можно было обнаружить положенную давненько второпях и забытую булавку; кусочек серы, привезенный с городского базара или купленный у проезжающего продавца-коробейника; старую, довоенную, с едва заметной датой выпуска копеечку, а также прибранные на случай на самом верхнем уступе спички Балабановской фабрики.

Под самотканым рядном на «черени» давно пересушились и покрылись коричневым налетом тыквенные семечки с колючей отделяющейся оболочкой — вкуснятина необыкновенная! В самом дальнем углу, малодоступном для вытянутых ног с «цыпками» или загрубевшими пятками, висят заплетенные косы блестящего бронзовым налетом репчатого лука. Не знавший кислотных дождей и не встречавшийся со своим злейшим врагом - луковой мухой он сияет чистотой и здоровьем. И еще воспоминание: лук на печи — это как видеокамера сегодня. Треск луковой шелухи - сигнал тревоги для матери. Знать, на печи баловство, а для этого существовал ухват, или «рогач» - незаменимое средство для ликвидации беспорядков. Его железные рога запросто могли остудить пыл разгоряченного пострельца.

Как давно это было, а кажется вчера. Теперь, для живущей рядом хозяйки, наше «родовое гнездо» стало сливным местом для всякой нечисти, банок, склянок, помоев. И все это выливается в самую душу... Стало свалкой место, где родился и жил, где за восемьдесят лет жизни дома это место исхожено вдоль и поперек на миллионы раз матерью и родными людьми и где каждый уголок земли был ухожен и лелеян, где все пропитано трудом, потом и кровью. Здесь была жизнь!

А теперь свалка, брошенное место...

Небольшой, крытый по-амбарному домик, ставший мне родным, был перевезен из Забайкала. Да, именно так называлось место за когда-то разлившимся озером и ручейком Джирим. В начале века, до начала коллективизации, когда население Курежа составило полторы тысячи жителей, там пролегала улица Забайкальская. Это хорошо заметно и сейчас. Интересно происхождение этого названия. Далекое знаменитое озеро Байкал, возможно, всему стало причиной. Или какой-нибудь «бродяга», не один раз мывший сапоги в нем, прижился в Куреже, женившись на хохлуше, или житель села служил в Забайкалье и полюбил те места. В те годы многие служили в Чите и Иркутске.

В начале шестидесятых годов на этой улице оставался единственный жилой дом, прямо у дороги на Галактионово. И последними жителями и в этом доме и на этой улице были появившиеся на жительство в Куреже Леонид и Надежда Дьяченко с детьми. За ними четко и на всю жизнь закрепилось прозвище — забайкальские. А когда они перебрались в освободившееся жилье в черте села, дом еще стоял пустующим несколько лет и служил «штабом» или прибежищем для тимуровцев и мальчишек, играющих в войну. Давно нет Леонида и Надежды. Ушел из жизни и мой одноклассник из их семьи — Сергей, и глупой смертью умер меньшой, Валера. Остальные дети живы-здоровы, и уже их дети живут и здравствуют, растят своих детей в Кедровом, Саянске, Куреже.

Улицы Курежа

Конечно, по сравнению с построенными в 20-30 годах домами зажиточных курежан (или как их называли - кулаками и середняками) наш родной дом - избушка, но тепла и уюта, доброжелательности и детского смеха было не меньше, чем за резными ставнями и наличниками. Ведали ли хозяева этих домов, хозяева настоящие, строившие их, что делают это не для себя, что проживут они в этих домах совсем мало времени — небольшой отрезок их жизни. Не знали они, что уже в то время для них строилось или давно было построено другое жилье... Кто пойдет по этапу в ссылку, кто на стройки социализма и пятилеток в города на шахты и рудники, а кого-то просто расстреляют. Одного за дело, другого за сфабрикованное дело, третьего — чтобы не путался под ногами, ну а если был и еще кто-то, то за компанию.

А вот жаль, что нельзя их разглядеть, тех, кто потом будет предавать интересы страны, в которой вырос и жил. В освободившихся и конфискованных домах будут жить другие люди и другие семьи. И не одно поколение будет считать этот дом родным очагом, а со временем это забудется совсем. И нынче стоят в ряду улицы эти основательно построенные и крепко вцепившиеся в землю дома с причудливой, почти одинаковой резьбой оконных наличников. Увы, это жизнь...

А было и строилось в те годы и бедняцкое жилье. Это избушки-мазанки, с плетеными стенами из молодняка осины 6-10-летнего возраста, накатанным березовым потолком и покрытым верхом из дёрна земли. Если бы в то время существовали лесхозы с хозяевами, не вложившими ни копейки в природные богатства, но нашедшие способ прибрать лес к рукам — не построил бы крестьянин жилья.

В комитете бедноты состояли в 30-х годах тридцать человек: Василий Маслак, Филимон Луцик, Мария Бова, Никита Кравец, Григорий Кравченко, Пимон Даниленко, Матвей Донченко, Никита Выговский, Федор Торжевский, Андрей Величко, Максим Маслак, Олимпиада Пономаренко, Мартемьян Грива, Константин Палатовский, Александр Рудник, Гавриил Петрик, Мефодий Гамазин, Григорий Денисенко, Семен Даниленко, Аника Алексеев, Михаил Кистин, Николай Елисеев, Алексей Ярош, Федор Сук, Арефий Величко, Константин Гриценко, Петр Клявочкин, Иван Курохинец, Илья Стасенко, Даниил Палатовский, И. Еременко. Конечно же, этот список можно еще про-должать и продолжать.

Была еще категория «трусливых» бедняков. Эти жили по принципу: как бы чего не вышло... Да, действительно, состоять в комбеде - это значит принимать самое непосредственное участие в притеснении и ликвидации кулачества, но на селе часто этому противостояли родственные и приятельские отношения. И второе — нельзя не считаться с агрессивностью и активным противостоянием другой стороны.

Вначале 50-х годов в Куреже начнется вторая волна строительства жилья и объектов сельскохозяйственного и социально-бытового назначения. В села и деревни будут отправлены для руководства лучшие представители рабочего класса из городов - двадцатипятитысячники. И эта установка партии и правительства была хоть и запоздалой, но правильной. Башковитые, малограмотные сельчане нуждались в такой поддержке, и вскоре эта кампания начала приносить перемены в жизнь села. Потянутся из тайги тракторы с лесом для нужд села, застучат молотки и зазвенят пилы, прокатится по селу волна новоселий и свадеб. Не одна красавица из подтаежного села вскружит голову молодому лесорубу Курежа, да и не одному. И останется от этих невест только родной говор, а через месяц, а какая через два уже будут на полных правах хозяек варить украинский борщ, гнать крепкий самогон и рожать каждый год по ребенку...

Но как бы громко ни пели на новосельях принарядившись по этому случаю женщины, как бы ни хвалили сами себя мужики за хорошо подогнанные друг к другу, еще пахнущие смолой венцы свежесрубленного дома — былую численность, довоенную, деревня уже не осилит никогда. Растворятся по близлежащим городам жители не только Курежа, но и многих-многих других деревень, а может, и построят эти города на своих костях, на своем здоровье. И уже через три-четыре десятка лет и они сами и их выросшие дети с трудом будут узнавать то место, откуда пошел их род.

Есть ли в этом людская вина? Да и в чем она? Что вчера ценилось — сегодня пустой звук.

Байтак, Куреж

Я ищу и нахожу старые дороги, протоптанные и наезженные ими на нашей земле, вижу следы стоянок и заимок - давних-давних. До сих пор бьют родниковые ключи, обустроенные и вырытые ими, освежающие и утоляющие жажду сегодняшнему путнику. Сохранились до наших дней ранние названия участков по фамилиям их владельцев: Погорелов лог, Лозицкая чащина, Дулина, Бугаева, Сергеева, Бабичева, Кормиленкова и др. А названия, данные еще жившими до прихода первых переселенцев жителями Салбино-Койбальского рода: Чаны — крутой лог; Куреж («Курес» - воин, солдат); Байтак - богатая или сонная гора; Джирим — болотное питье. Или знакомые с детства названия гор и сопок: Солдатка, Кедровая, Сосновая, Вербовая, Березовая...

Сегодня нет нашего «славного и священного» озера с так и не прижившимся названием Байкал, как и нет самой улицы Забайкальской. Исчезла не только эта улица, но и другие: им.Щетинкина, Хвостовая, Заозерная. А дома существующих улиц изрядно поредели, и этот процесс продолжается. А что еще говорить? От хорошей жизни не убегают.

Ну а на месте исчезнувших улиц и их домов буйно зеленеют каждое лето заросли крапивы - жгучего сторожа - единственного растения, преданного родному очагу до конца. И нам в упрек...

Василий Еременко, с. Куреж

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Объявления на форуме Идраонлайн Ну и погода в Идринском - Поминутный прогноз погоды