Copyright 2020 - Идринское

Если верить истории, в далеком 1896 году затеплилась жизнь на курежской земле. Уже 115 лет живет моя деревня, сегодня изрядно поредевшая и с десятком пустующих домов, в которых ночами бродят неприкаянно души живших когда-то здесь людей. Там, где в былые годы пролегали улицы и стояли дома, раскинулись свалки, которые к нашей великой радости зарастают коноплей, лопухом и чертополохом.

Растеряла малая моя родина в нелегком и порой безрадостном пути своих подруг - деревни, в которых жили и перебивались с хлеба на квас люди. Оборвались пути-дороги Преображенки и Мигны, Петропавловки и Никулино, Лутага и Малого Телека, деревни Метихово. Разваляй-политика в отношении деревни смела поганой метлой еще тысячи и тысячи таких же деревень по всей матушке-России.

Деревню всегда считали придатком города, даже самого грязного и вонючего, гнойным нарывом и ненасытной прорвой, а людей - второсортными. Некоторые деревни и сейчас балансируют на грани жизни и смерти.

Главная причина трагедии деревень - это безудержное падение численности населения страны. С последней переписи 2002 г. мы недосчитались 2,3 млн. человек, и особенно много потеряла деревня. И какие бы 4 «Д» ни планировались, какие бы скачки, рывки ни намечались, они так в основном и останутся в проекте, затем в корзине чиновников. Былой численности деревня уже не осилит никогда.

Уже более века пролетающие над Курежом журавли на юг и обратно приветствуют живущих здесь людей. Нужно только внимательно приглядеться. Вожаки стай передают это по наследству друг другу, и круг приветствия исполняется как ритуал. Каждое утро просыпается солнышко и настает день; зима сменяет лето; опять приходит весна, и так уже более ста лет. А сколько людей жили здесь в разные годы! Строилась и разрасталась деревня; пахали землю; устраивали быт; рожали и растили детей, как бы трудно ни было. Считалось, чем больше семья - тем она дружней, а значит, можно при случае опереться друг на друга.

В 1907 году открыли при церкви училище для обучения грамоте детей. В 1918 году - школу. В этом же году в Куреже родилось 47 девочек и 52 мальчика. Это те, кого впоследствии назовут малолетними тружениками тыла. К 1925 году численность населения достигнет 1522 человек, а учеников в школе будет 252 человека. То было другое время, и за гламурным сегодняшним днем нам его понять трудно, а рожденным в последние 18-20 лет уже и невозможно из-за отсутствия интереса и правдивой информации. А самое главное заключается в том, что это поколение живет в системе других ценностей.

Тогда трудно было разбогатеть на ворованном и присвоенном общественном продукте труда, хотя некоторые аспекты требуют переосмысления. Тогда каждый начинал с «нуля», а дальше у кого как получалось до определенного времени. Всякий люд жил на курежской земле. Были такие, кто не мог осилить трудности жизни и махнул рукой - абы день до вечера. Были такие, кто проигрывал в карты коровенку, а то и жену. Были лгуны и хитрецы, а также любители поживиться на чужом горе, на чужой беде. Но были еще общественники, лидеры, и таких мы знаем и помним. Если говорить сегодня о всех руководителях, стоявших во главе колхоза со времени его образования, таких наберется десятка два, а то и больше. Но в памяти и истории остались единицы.

В числе первых стоит Андрей Ильич Закорецкий.

В Книге Памяти погибших в ВОВ запись: «Погиб в бою 16 июня 1943 года. Похоронен в 1 км западнее деревни Зубакино Старорусского района Новгородской области».

ИЗВЕЩЕНИЕ
Ваш муж, сержант 625 а. п. А. И. Закорецкий, уроженец деревни Эстоновка, Любенский уезд. Полтава, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, после непродолжительной болезни умер 16.06.43 г.
Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии.
Военный комиссар Ефремов
Начальник 1-ой части Степанов

А вот текст письма:
15.07.43 г.
Дорогие детки, жена А. И. Закорецкого. С великим прискорбием для Вас сообщаю, что Вы потеряли самое дорогое в жизни - это отца и мужа. Он умер в госпитале от болезни. У меня он был примерно месяц и сразу заболел, но и до этого здоровье у него было плохое. Шлю свое соболезнование о смерти Вашего мужа и папы. Крепитесь, переносите свое положение непоправимое.
С приветом л-т Урюпин

А. И. Закорецкий, 1898 г. рождения, интересен прежде всего тем, что смог проработать председателем колхоза «Красный украинец» в самое тяжелое время становления, с 1934 по 1939 г. и частично в декабре 1941 г. и январе 1942 г. Это были самые сумбурные, самые непонятные и порой трагические годы. Сельхозартель только что была реорганизована из коммуны «Завет Ильича» в ноябре 1931 г. и начало руководства совпало с временем необходимости укрепления и ужесточения как трудовой дисциплины, так и в организаторском плане. Два года колхозной «демократии» начального периода показали всю слабость перенятого у коммуны метода руководства, а членами колхоза - сознания быть временщиками. То есть при усилении требований к соблюдению дисциплины возможно свободно выйти из колхоза. По-другому руководить стало просто невозможно. Разброд и шатания туда-сюда порождали разгильдяйство и распущенность, безответственность и воровство, а отсюда и разговоры о никчемности и убогости колхозов, их членов и руководства. Отметим, что все вышеуказанное повторяется и сегодня. Опыт пригодился. Посмотрите, только за один отчетный период 1934-1935 г.г. дворов членов колхоза сократилось с 207 до 170. А самих членов колхоза - с 488 до 351 человека. За этот же период вышло добровольно или исключено 153 человека (это 58 дворов), а вступило - 21 человек (21 двор). То есть, по-современному сказать, это был какой-то вахтовый метод. Такой метод предлагался сразу после войны. Планировалось завозить на работы в села из городов и спецпоселений рабочих. Ясно, что ни о каком подъеме деревни не могло идти и речи.

Нужно отметить, что уже в те годы начали зарождаться примитивные методы соревнований среди членов колхоза или бригад и звеньев и были передовики, которые, очевидно, верили в светлое будущее и работали на совесть. Так, на вязке снопов стало нормой за рабочий день связать 900 шт. для Вассы Сурковой, Анастасии Луневой, Марии Алексеевой, Акулины Радионовой. Чуть меньше - Сусанны Жицкой, Полинарии Ярош, Татьяны Дудник, Варвары Ярош, Ефросиньи Жицкой. Учесть нужно еще и то, что не допускалась вязка без подгребания колосков ручными граблями. Трудно поверить, что лодыри и лентяи, крепко стоящие на ногах середняки и зажиточные, а тем более отпущенные на «вольные хлеба» из колхоза, не подсмеивались и не издевались над такими людьми, в том числе и над передовиками. И первым, кто повел наступление на установление порядка и дисциплины, это Закорецкий и Прохор Волков, избранный в 1934 году председателем сельсовета из Малого Телека. С комсомольским задором помогал им комсорг В. Ерченко. Последний много внимания уделял пресечению издевательств над лошадьми; вместе с только что вступившим в колхоз А. Маслаком и М. Кучеренко противостояли этому. До Волкова сменилось более десяти председателей сельсоветов. Это был такой же проходной двор, как и колхоз в первые годы. Выбранные из своей среды, как ни крути, кому-то и чем-то обязаны. А ведь политику на селе должны были определять именно они. А еще депутаты и активисты, которые руководствовались нормативными документами к которым в решениях всех жизненных вопросов предоставлялась полная свобода творчества. А когда еще человек в лице председателя «прислан районом» - успех обеспечен. Наверное, легче начинать и внедрять более настойчиво необходимые жесткие меры, определенные временем методы руководства «чужаку», в том числе и силовые. Конечно, со временем появятся друзья, соратники, женщины и любовь, от которой никуда в жизни не деться и которая многим стоила карьеры... А пока можно руководить, наладить дело или наломать дров, сломать хребет врагам или сломаться самому.

Вспыльчивого и горячего Волкова дополнял строгий и требовательный Закорецкий, и этого им пока хватало для дела какое-то время. И еще немаловажный факт - обоим руководителям послужила плюсом их дружба с первым орденоносцем района И. С. Петрика, к слову которого прислушивались, и оно имело вес в то время. К началу 30-х годов станет ясно - есть бедные, а есть зажиточные. И что последние считаются эксплуататорами и мироедами, а первые - угнетенные, голодные. И что уравнять их в действительности невозможно, а поэтому одним открыт путь в коммунистическое далеко, а другим поближе - высылка, рудники и шахты или поближе к тайге и мерзлоте. А особо опасным - Минусинская тюрьма и место у горы Лысуха. Это было время деления людей на своих и чужих, выявления скрытых и притаившихся врагов народа, вредителей и недоброжелателей колхозного строя. Самого Закорецкого судьба уберегла от доносов и ареста, схоронила его подальше от сфабрикованных дел вроде вредительства или антигосударственной деятельности. Не «загремел» он за саботаж и задержку хлебосдачи, не попал в число тех 74 человек курежан, которые были репрессированы в основном в эти годы. И самое интересное, что ведь была самая «заковыристая» причина у власти пойти на это. У него жена Татьяна Васильевна, в девичестве Усенко, в своей родословной имена «врага народа». Ее брат Зиновий Васильевич был арестован в 1937 году и значился в списках расстрелянных. А еще в 1930 году его отец Василий Тимофеевич был репрессирован. 17 октября 1930 года его подвели под твердое задание и повысили план урожайности до 70-ти пудов. Был репрессирован и родственник супруги Зиновия - Фаины Александровны - Литовченко Захар.

Люди, знающие теперь уже только понаслышке о том времени, утверждают, что Андрей Ильич был человеком строгим и требовательным. Именно это и способствовало ему пробыть у руководства колхозом столько лет. Да и не должно быть иначе - обстановка требовала того: уйди или работай. Но вот стремление хоть как-то найти послабление и улучшить жизнь колхозников, дать возможность развивать личное подворье и иметь от него пользу - на это уже нужна была смелость и воля. А конфликты с властью, конечно же, были, в том числе и по этому поводу. Когда было принято постановление, разрешающее в личном подворье иметь определенное количество скота, стал вопрос о выпасах. Закорецкий предложил провести осушение заболоченных мест. Возвращающиеся из поездки в Минусинск зав. райзо Демченко и агроном Лысак и застали курежан за этим занятием. Последовали оргвыводы. Всплыло дело прошлое, когда еще в коммуну были отданы земли из госрезерва, минуя Минусинск. Осушенные места рекомендовано было перевести в пашню. Другим серьезным поводом для разбирательств стал факт защиты Т. Дудника, обвинявшегося как враждебный элемент. Андрей Ильич вместе с Волковым и Петриком написали поручительство за этого курежанина - героя событий, или конфликта на КВЖД, одного из первых председателей колхоза. Мужика, друга они тогда от ссылки спасут, но пройдет несколько лет и этому человеку все припомнят...

В начале 1938 г. Волков идет на повышение и между ним и Закорецким появятся противоречия. Так бывало не только у нас, а сплошь и рядом. В сельсовет избирается А. П. Репиленко, но проработает он немного. Затем А. И. Еременко, которого снимут за проступок. В мае избирается Торжевская, которая и проработает в этой должности около 10 лет. С уходом Волкова и избранием Торжевской у Закорецкого обострятся проблемы, и он уходит. Какое-то время проработает секретарем сельсовета, председателем ревизионной комиссии и испробует себя как председатель в другой деревне перед войной. Но что-то у Андрея Ильича не получилось. Об этом сегодня мы можем только догадываться.

Василий Еременко, с. Куреж (АП)

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru


Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Идринский вестник - онлайн подписка