Copyright 2020 - Идринское
О старинном храме в селе Новоберезовка и о его нео­быкновенном настоятеле - отце Александре я слыша­ла достаточно давно. Побы­вавшие там говорили, что батюшка - старец, прозор­ливец, к нему ездят испове­доваться и священники, даже издалека.

Березовое чудо

Вековые, со своей природной историей, удивительной красоты и мощи березы благословляли дорогу в старинное же село с уди­вительно точным названием. На небольшой горушке деревья чуточку отступали, более ста лет назад приготовив место уже ру­котворному чуду - красиво-лаконичному в правоте своей право­славной архитектуры деревянно­му храму. Видному, как и положено, издалека - и постепенно являющему лицо свое ждущему взгляду.

К сожалению, а точнее к печа­ли, на "лице" этом проступили все "морщины", вся история нелегких прожитых лет. Здание срочно нуждалось если уж не в капи­тальной реставрации, то в осно­вательной покраске непременно. Откуда у нищего прихода такие средства? Служители церкви Любовь и Александр Мельнико­вы повздыхали: мол, "чины" вся­кие приезжают, бизнесмены, а вот денег дать... Уезжали мы с твер­дым желанием помочь, хотя бы отчасти эфемерным словом печатным.

Собор Архангела Михаила, с.Новоберезовка

Собор Архангела Михаила, с.Новоберезовка

Вновь окунуться в сень новоберезовских берез довелось лишь через месяц. Праздник Успения Пресвятой Богородицы обернулся сюрпризом: красота-церковь на горушке прямо-таки сияла новой краской! Бригада строителей из Идринского упра­вилась меньше чем за месяц, работали весь световой день. Ана­толий Полещук (бригадир), Алек­сандр Резинкин, Александр Бердюгин, Василий Пальшин - люди верующие: как образно выразил­ся один из них: "От фонаря на такие работы не возьмут". С бла­гословения отца Александра.

- Наш батюшка - самый лучший на свете, - говорит строитель Саша. Сколько ездил (а сам я из Красноярска), таких не встречал. Ни тени гордыни, голоса не по­высит. Сам видит, если плохо че­ловеку, и обязательно поможет. И еще: когда о нем говоришь - мороз по коже.

Это мы почувствовали и на себе... "Вот так всегда", - резю­мирует Саша. С благословения настоятеля ребята строят в Новоберезовке дом для паломников, которых с каждым годом все больше. Еще кипучее деятель­ность - в райцентре Идринское, где в поднятом буквально из развалин храме уже служит отец Александр. Но в планах - коло­кольня, трапезная, поднятие стен под будущий купол (участвова­ли в проектах новосибирские ар­хитекторы). Наши собеседники не сомневаются, что Бог управит и с этим (ведь нашлись же спонсоры для покраски церкви в Новоберезовке, в том числе и кто-то из абаканских предпринимателей).

И к слову. Не раз и не два до­водилось слышать: жертвуют, мол, на церкви, деньги тратят, хотя народ бедствует, детям бы отдали и так далее. "Отдавать детям", безусловно, надо. Но возводя храмы,«мы и отдаем им! Не сиюминутным пирожком (хотя и он нужен). Среди прочих резонов и такой: должна быть у человека красота... ничья. Моя, твоя, каж­дого из нас: красота и ценность общая, без посягательств эгоиз­ма и жажды личной собственнос­ти - соборная. И если дать труд подумать, то каждый поймет: это путь воспитания внутренне сво­бодного человека, без "привя­зок" - путь любви, а значит, путь к Богу в душе своей.

Собор Архангела Михаила, с.Новоберезовка

 

Миром управляет Бог

Отец АЛЕКСАНДР (Суматохин) знал твердо:

-  Новоберезовский храм надо сохранить.  Как и построить идринский, здесь огромный объем работ. Да, тяжело, община-то ма­ленькая... Но Господь сам управит, вы понимаете?

-  Но как-то сроки рассчиты­ваете?

-  Да нашей жизни не хватит! Вот моя молодежь - бабушки по 70-80 лет. Но не в этом дело: чело­век по природе своей всегда мо­лод. Моя "молодежь", эти люди, чем живут? Не собой живут, не замыка­ются в себе. Я, мы все хотим что-то оставить после себя; главное, решиться пойти по этому пути.

Посмотрите, какая в той же Новоберезовке красота! Просто мы ее не замечаем. Наша жизнь, наши храмы должны быть со­звучны этой природной, боже­ственной красоте. У нас в районе было двадцать храмов. И все раз­рушено; надо, хотя бы что оста­лось, сохранить для внуков, правнуков, сохранить наше ис­тинное наследие - духовное бо­гатство. Ведь далеко не все руб­лем ценится.

-  Пока сохранялась в людях вера, сохранялись пусть и ма­лочисленные храмы?

-  Без веры все было бы разру­шено "до основанья". Чем дер­жимся? Верой. (Материального-то у нас ничего  нет).  Вот нынче страшная трагедия произошла. Человек с крыши упал, когда новоберезовскую церковь красил. Сломал два позвонка.  (После службы опять  пойду  к  нему  в больницу). Позвоночник сломан­ный - что это такое? Анатолий, говорю ему, ты можешь на меня или еще на кого-то обижаться. Но не теряй веры, потому что в тебя, в твой огород будут лететь раз­ные камни...

-  За веру?

-  Вот именно. Какие камни? Ах, ты верующий и "твой" же Бог тебе "добавил", с твоей же церкви ты упал.

-  Большое искушение по­думать так.

- Большое испытание! Анатолий - человек глубокой веры, благо­даря ему храм покрашен. Я ему в свое время сказал, что красить не могу. В финансовом плане - по­тому что надо сохранить какие-то копейки для главной церков­ной жизни, физически не могу -сам попал на операцию. Так эти люди что сделали? Сами, своими силами, где-то у кого-то что-то по­просили... И посмотрите сегодня: это такая жемчужинка, красави­ца - царица стоит! Среди пусты­ни разрушенной цветущий оазис. Делать такое - значит, людям на­дежду дарить - а это много!

Конечно, трагедия Анатолия - это оплошность, им самим же со­зданная, но не случайная. Боль­шой вере - большие же испытания. Поэтому (чтобы он обо всем хорошенько подумал) я его на­страиваю на самое плохое. Гово­рю, давай так: у тебя все, что ниже пояса, не работает, ты ин­валид навечно. Но знай: Бог, которому мы служим, способен именно тебя восстановить, не кого-то (не ищи примеров), а именно тебя в первоначаль­ное состояние. Меня (смотри­те, кому какое определение подходит) - ненормального, беззубого, лысого... именно меня. Так вот, как бы ни случилось дальше, не потеряй веру. Это же действительное чудо Божие: вон откуда свалился! А уже и надежда есть.

- А ведь вы, отец Александр, точно знаете, что он встанет!

-  Обязательно (смеется). Мы каждый день молимся.   Если я "плохо" переживу, если в плохих обстоятельствах не сломаюсь, то уж в хороших-то...

- А психологи, допустим, со­ветуют мыслить только пози­тивно: коротко говоря, хоро­шая мысль "притягивает" хо­рошие же обстоятельства.

-  Не все так просто. Объясню образно. Все совершается через Бога. Самая главная позитивная мысль, которая "притянет" все остальные (она же - цель): Бог есть любовь. Бог есть жизнь. Бог, который не может умереть, то есть перестать быть. Мы цели-то, ко­нечные (радостные) цели, знаем - мы туда и идем!

Но как идем? Чтобы одолеть гору, на эту гору надо идти; а что­бы взойти, следует сказать себе: дорогой ты мой, ты можешь отту­да сорваться, ты можешь себя по­ранить. Победа-то даром не да­ется. Путь духовного совершен­ства (а Царство Небесное не есть яства и питие, а правда, воздер­жание и святость) - прежде все­го труд.

Или. Вот давайте, я вам сейчас просто так "пятерку" поставлю? По какому-нибудь предмету? Ка­кое чувство у вас будет, когда вы выйдете от преподавателя? Почувствуете себя вором, так? Я украла эту оценку, обманула эк­заменатора. А вот когда препо­даватель мучает вопросами - и на все эти вопросы ответишь? С до­стоинством распахиваешь дверь, счастлива - победа! Есть такая поговорка: не было бы искуше­ний, никто бы не спасся.

Господь не потому посылает ис­пытания, что он злодей. Не пото­му, что сверху посмотрел: ах, вы хорошо там живете, на самолетах летаете... вот вам посты и все про­чее... Без воли Божией ничего не случается. Но почему случается негатив? Да потому, что Бог хо­чет нас вырастить до сыновей своих. И что такое крест? Знак воина. Чтобы мы не сломались, чтобы мы работали, воевали. С кем? С нечестьем, с безобра­зием (без образа).

-  Действительно ли надо иметь постоянное ощущение своей греховности?

-  Здесь надо правильно поста­вить себя во внутреннем мироо­щущении. Ни в коем случае не впадать в уныние,  ибо уныние грех. А вот постоянное ощущение своего несовершенства - да.

-  Двигатель прогресса?

-  Обязательно.  Представьте, человек себе скажет: я умен, об­разован, я несколько институтов окончил, да и остановится на этом. Будет ли дальше развивать­ся такой человек? А когда гово­ришь себе: я ничего не знаю, я несовершенен (то есть грешен) - это как раз дает направление развитию, учебе, работе над со­бой. Почему пали ангелы? Ведь Бог, Творец всего, сказал им: не засматривайтесь на себя, не стойте на достигнутом уровне, сколь   бы   сильны   и   могуще­ственны  вы ни  были.  Эгоизм - все, тормоз!

А ведь и у ангелов, и у людей есть куда идти, и на этом пути ра­бота бесконечна и безгранична. Для чего Бог создал человека? Чтобы он развивался как лич­ность, чтобы, громко сказано, человек стал Богом. (Конечно, тварь Богом не будет, в каком-то смысле мы ограничены, но и в этом случае развитию пределов нет). Есть главное - направление.

- А вот, к примеру, техничес­кую цивилизацию сегодня многие,простите, кроют в хвост и гриву.

-  Давайте пахать на лошадях, перестанем летать в космос, стро­ить корабли, разобьем компьюте­ры... Тут же тормоз развитию. По­лучается даже не остановка на месте, а варварское разрушение достигнутого в трудах. Человек создан творцом - по образу и по­добию Божьему. Свои техничес­кие достижения (как и любые другие) мы должны передать по­томкам, чтобы они уже на наших "плечах" дальше шагали. Если бу­дут стоять на плечах гигантов, то и смотреть будут дальше (во всех смыслах).  Свечу зажигают  на подсвечнике, на высоком месте, чтобы она освещала все, а не куда-то прячут ее.

Господь, Церковь указывают, куда идти. И на кресте правая сторона: идите по правую сторо­ну в политике, в жизни, в духов­ном образе. Почему нынешние (и не только) политики заблуди­лись? Мы должны правильно (вправо) поступать.

-  И ориентироваться надо...

-  У нас внутри есть друг - "прогивник" - совесть. Она тебя уко­ряет, она постоянно говорит, пра­вильно ты поступил или нет. Если ты заглушишь свою совесть и ста­нешь бессовестным, беззаконным -  не Бог тебя будет судить. А там, на том свете (здесь-то спрятать­ся можно, обмануть себя и дру­гих), собственная совесть заму­чает:  почему я сделал  погано, почему не успел, не построил, по­чему не оставил доброе, почему свое имя обесславил...

Если здесь, на земле, живем с Богом, то и не боимся ничего. Бог научил не бояться смерти. Не бой­тесь убивающих тело. Если трус -  иди, кайся, в церкви есть ле­карство от этого. Будем стоять в вере - будем непобедимы. (Что случается, когда от веры отвора­чиваются, прекрасно видно на примере нашего государства). Наши предки две тысячи лет на­зад не были глупыми или безум­ными - они нам дали правильную веру. Помните: "Русь святая, хра­ни веру православную, в ней же тебе утверждение". Все это испы­тано, со всех сторон. Церковь ответила (не я, не я, я могу заб­луждаться) на всякий вопрос. А вопросов за две тысячи лет была масса, многие повторяются даже сегодня. И отвечено, и наперед отвечено.

-  Отец Александр, как вы пришли к вере?

- Я и не приходил, я всегда был в вере. У нас род православный... Когда человек говорит - я  не верю, это неправда. Себе не лги, себя не обманывай. Нет людей неверующих, потому что в этой жизни каждый должен ответить на главный вопрос: кто я есть на самом деле. А это и ответ на воп­рос - есть Бог или нет. Подумай­те: это так и не иначе.

Правильная вера дает такую громадную силу - силу непобе­димую. Я это испытал на себе, оч­нувшись в реанимации: на том я свете или еще на этом... (К сло­ву: перед операцией меня попро­сили снять крест. Я им: "Ни-ког-да! Или повернусь и уйду"). Так вот, человеку беспомощному очень хочется, чтобы отнеслись с пониманием, чтобы не унизили, когда будут убирать за ним. И я почувствовал эту любовь людей! Вот таким качеством любви мож­но горы свернуть, любую про­блему решить. Почему? Бог есть любовь. Милосердие: милость окажи. Это был определенный урок: и я учусь оказывать лю­бовь людям.

- В детстве отдавали себе отчет: мол, вера у меня, или только что-то чувствовали?

-  Был такой случай. Просто при­мер приведу, как это - чувство­вать, не чувствовать... (Если что-то знаешь, это не надо доказы­вать;  просто не помню, чтобы я жил без веры.  Это дар  Божий). Так вот, однажды мы с братиш­кой  поссорились и даже подра­лись. Отец решил наказать меня как старшего. Я же помолился в эту секунду, чувствуя свою пра­воту, сказал: "Господи, помоги!" И так получилось, что у отца рука словно бы отсохла или онемела... Он лет через двадцать вспомнил это: "Я не мог ударить! Уставил­ся на меня вот этими миленькими своими  глазоньками,  ну  как я могу наказать?" Я взглядом оста­новил движение рук отца, Божией  милостью остановил...  Отец должен  наказывать.   Наказ да­вать. Но когда? Когда любит. Это везде, всюду, чего ни коснись - любовь.

- Вы в Мензоте родились?

-  И родился в Мензоте, и живу сейчас в доме, в котором родил­ся.  Не меняю ту обстановку, тот интерьер.  Не хрусталь, не лжи­вое золото ценны, а память. Веч­ность ценна и вещи, любовью на­питанные,  согретые общением, уютом. Я сижу на том же стуле, за тем же столом, где мы всей семьей собирались. И надеждою этой живу, что мы когда-нибудь будем вместе.

В то же время жизнь не зами­рает в какой-то точке. Сейчас у нас есть компьютеры, Интернет. Пожалуйста, учись, пользуйся. Я и прихожанам своим говорю: нет времени для образования? Не теряй секунд. Чистишь картошку - ну так включи хоть радио. Заб­лудился в вопросах? Приди в церковь, расскажи.

- У вас, батюшка, минуточки нет свободной. Все идут с беда­ми, рассказами, за советом...

- Я не Господь Бог. Если люди идут ко мне, это беда большая. Люди должны идти к Богу, а не ко мне. А я иду к людям! Учусь у них.

- Слышала, к вам, издалека даже, ездят исповедоваться священники?

-  Так вопрос ставить не надо. Получается, кто-то лучше, кто-то хуже... К нам действительно при­езжают священники: храм старин­ный, намоленный. Я и говорю при случае батюшке: "У тебя есть не­сколько минут? Исповедай меня, батюшка, ты в городе живешь, а я в глуши".  Не меня просят, а я прошу.  Но если  просят меня  - тоже не отказываю.

- Бывает же, что какой-то священник, допустим, для какого-то конкретного челове­ка не авторитет. Как вы смот­рите на такую ситуацию ?

-  Бывает.  Человеческий фак­тор никуда не денешь. Человек имеет право на ошибку, а священник тоже человек. Иди к дру­гому. Бог дал нам дар свободы, право  выбора.   Случалось  мне говорить: ты (к примеру), Васи­лий, мое мнение знаешь, но по­чему-то не веришь (не исправляешься), сходи к другому батюш­ке.   Просто  испытай,  убедись, правду я сказал или  неправду. И к третьему сходи.

В обычной жизни: когда не зна­ешь, как в Москву доехать или улицу в большом городе найти - спроси у нескольких; совпало ли? А духовная жизнь еще более сложна, чем мирская. Спраши­вать и переспрашивать. Та вера, которая не дает тебе ответа, лож­ная вера. Я убедился на опыте. Без православия я никуда и буду православным до конца.

Священники в вашем роду были?

-  Род, повторю, православный. Но практически у всех образова­ние светское.  Было такое в родове, один в монашество просил­ся. Но есть ли на это воля Божия... Удивительный момент, что я стал священником. Я сам об этом  не думал, не дерзнул.

- Какое-то событие сыграло роль?

-  На это служение сам Бог из­бирает.

- Иногда и принуждает?

-   Священство - это  высота. А я, как видите, не высокий (сме­ется). Мне еще тянуться и тянуть­ся. Я священником себя не счи­таю, порой думаю - взять меня да выгнать. Просто несу послу­шание.

- Первый раз такое слышу.

- Это жребий. Дали ношу - бери и неси. Смиряйся. Бог знает твою немощь. Я испытал сельский тя­желый труд,  воинский,  но свя­щенником быть тяжелее. Я видел, как порой священники плачут...

- А ведь было-таки событие?

-  Я на нем не зацикливаюсь. Но расскажу. Накануне рукоположе­ния вижу сон. Отвечаю я на воп­росы  исповедника,  причем ком­нату четко вижу, интерьер. Утром иду в церковь. (Архиерей руко­полагает). Суматоха, как в армии. Исповедник, тот самый, которого я видел во сне, предлагает мне уеди­ниться и заводит в ту же комнату и задает те же вопросы! (Я его не знал, он меня тоже). Просто Господь сказал: не бойся, я знаю, что ты дубина, что ты ничего не знаешь. Но Я с тобой - иди и служи!

Мир управляемый! Не волею ка­кого-то случая, а Богом. На оп­ределенном моменте - человечес­ким разумом, ангельским, архан­гельским - но Богом! Без его воли ни один волосок не упадет с го­ловы человеческой. Так чего же нам бояться? Ни смерти, ни аме­риканских ракет...

- Ни грузин...

-  Грузинский народ в этом конфликте ни при чем. Определен­ные силы пытаются столкнуть два братских православных народа. Мы хотим мира, и именно поэтому надо остановить зло. И тогда при­ходится брать в руки дубину. Но когда идешь на бой, нужно что­бы в сердце у тебя была жалость: ты же человека убиваешь. Ты не должен потерять звание воина Христова. Не садистом быть, ко­торый убивает, а потом уши отре­зает. Нет! Ты должен лишь оста­новить беззаконие.

Третья сторона старается еще здоровые силы, еще здоровый разум погубить. На молитве мир держится. Значит, и молитву нашу им хочется сделать нечис­той - вложить туда чувство эгоизма, национального эгоизма, вот что делается. Надо читать Еван­гелие, в Евангелии все сказано: если ты неправильно делаешь, Бог не с тобой. Я рад за свою страну: ведь выбор однозначен - защитить жертв агрессии. Все дело в целях. И еще - кто про­лил кровь, оттого отвернулся Бог.

- Спасибо, отец Александр, за беседу. И хотелось бы по­просить: можно съездить в подтаежный >Мензот - сфотографировать дом, который вам так дорог?

- Почему нельзя посмотреть Мензот? Все можно. Грешить нельзя.

Беседовала Татьяна ПОТАПОВА.

Собор Архангела Михаила, с.Новоберезовка

Собор Архангела Михаила, с.Новоберезовка

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru


Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Идринский вестник - онлайн подписка