Copyright 2020 - Идринское

Рано-рано утром бродившее где-то и уставшее солнце вдруг бросит на село свой первый луч, теплый и долгожданный, затем второй, и вот уже, выкатившись из-за горизонта, разом осыплет землю теплом и светом. Как бы извинившись перед людьми и природой за свой самовольный поступок, сначала робко, виновато, а затем, поняв, что его любят и ждут и что без него не будет ни жизни, ни любви, пойдет гулять по синему и бескрайнему небу. Вздрогнет зеленый листочек растения, пробудившись от короткого сна, и подставит свое тело солнышку...

Еще полностью не проснувшись, тявкнула где-то дворняга и, испугавшись своего голоса, виновато повела глазами - не услышал бы кто. Засмеют на утреннем сходе возле кучи навоза. Засмеют.

А охотившийся всю ночь на мышек-норушек кот Кол-басик разморился, да и придремал с вытянутой одной лапой, сжатой в кулак, для пущего устрашения, и откинутым хвостом, по которому и под который засновали вездесущие земные муравьи.

Где-то «звякнуло» ведро-подойник самой ранней хозяйки, дав другим знать - время! И вот уже кое-где послышались и голоса, приструнивающие непослушных буренок-кормилиц.

Возле собачьей кормушки с оставшейся со вчерашнего дня едой задрались две кумы сороки, вечные спорщики и сплетницы. И на сей раз дали промашку. Не решив рисковать вкуснятиной, хозяин кормушки взял да и просто съел содержимое, а спорщицы, затаив друг на друга обиду, разлетелись в разные стороны.

Село просыпалось. И пока трудолюбивые хозяйки были заняты утренними хлопотами по хозяйству, сонные и еще не умытые мужики собрались по-соседски возле приусадебной отшлифованной до блеска ерзаньем скамеечке-лавочке, чтобы опустить на нее тяжелые свои задницы, а заодно и погадать, какой фокус еще может выкинуть Кармелита в 222-й серии. То, что было показано, они уже напрочь забыли - где ж им, столько забот в голове, а погадать - это пожалуйста.

Похрумкать бы орешками или семечками, да зубов уж нет или через один - не попадешь; про девок прошепелявить - возраст не тот, хотя...

А вот Кармелита в самый раз. Лежишь на диване, как король, руку протянул - и вот она, Кармелитушка, смуглая и костлявая, красивая и озорная, а главное - старуха в жизнь не приревнует, ведь кино.

- Знаете, - говорит один, упорно проворачивая скрюченным пальцем в носу, очевидно что-то прочищая, - раньше, помню, привезут индийское кино, все село бежит смотреть. Ага. Моя соседка Фигусиха однажды с ухватом прибежала, от печки прямо знать. Заведующий клубом его за бильярдный кий принял и попытался отнять. Дак Фигусиха ему рогами в морду, нась, посмотри. И лрошастала мимо обалдевшего киномеханика, как часовой на «караул», и без билета, зайцем значит. Дак это я о чем? Ага-а, индийское кино! Ведь в нем все время поют. Смеются - поют, плачут - поют, едят - поют, в туалет - тоже.

- А когда любовью занимаются? - спросили из компании.

- Тоже поют, в два голоса... Иной раз какое-то завывание. Видать, фальшивят, нагрузка на связки.

И опять, ковыряющий в носу:

- А вот, Хряпыч-то, царство ему небесное, хотел все их мелодию на губной гармошке разучить. Тоска получалась, да и собаки начинали выть. А музыка точь-в-точь, как в Кармелите. Я сразу думал, что Хряпыч играет.

Вздохнули, и каждый вспомнил первого гармониста на селе - Хряпыча. Фамилия такая у него была - Хряпычев. На свадьбах играл лежа. Сидя не получалось...

- Хлопцы, а вы новость слышали? - обратился ко всем прочистивший ноздрю. - Вчера передали в «Новостях», что Госдума проголосовала за принятие и введение в стране Дня партизана и подпольщика.

- А что удивительного в дне партизана? Там, наверху, они все в партизанском отряде числятся, и дела их партизанские, как в тылу врага. Вот праздник этот для них.

- Ну, а подпольщик, это хто? - спросил с покрасневшим носом.

- Хто, хто. Кто теперь это знает. Время ушло. А вот я помню, Трататонша звала своего подпольщиком, когда живой был.

- Дак, он же на войне не был, молодой ведь. Поди в Корее или во Вьятнаме?

- Какой там Вьятнам! Она самогонку выгнала и спрятала в подполье, в картошку зарыла, а для верности мать свою посадила с прялкой. Прядет старуха и поет, прядет и поет. К обеду слышит, кто-то ей подпевает. Выглянет в окно - никого. В другое - тоже. А песня все громче и громче. Прислушалась, мать моя! Песня-то льется из подполья! Открывает, а там дорогой зятек на картошке. И четверть рядом.

- А как он туда попал? Подкоп?

- Да ну, какой там. Пролез от соседа под полом. Дом-то двухквартирный.

- Да, действительно, подпольщик был.

На том и порешили. Из-за поворота показалось стадо коров. Пора выгонять своих. Разошлись. Может, умоются "подпольщики".

Василий Еременко, с. Куреж



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Идринский вестник - онлайн подписка