Copyright 2017 - Идринское

Удивительно иногда в пути сближаются люди! Кажется, еще пару дней назад ты не знал и ведал об этом человеке, а вот сегодня, уже через несколько часов общения в поезде, он стал тебе родным и близким человеком, желанным собеседником, единомышленником. В этот раз моими соседями по купе были два простых деревенских жителя. Как выяснилось - оба фронтовика. Один, как он сам себя называет, капитан-старшина, тянувший военную лямку до начала 50-х годов. Второй - рядовой, артиллерист, правую руку оторвало на Курской дуге.

После вечернего чая неторопливо улеглись на нижних полках, спать не хотелось, но на разговор тянуло обоих. Было заметно, что этим людям было что рассказать. Четвертый пассажир на верхней полке спал беспробудным сном и аппетит сна у него только обретал силу. Иногда во сне он вскрикивал и вспоминал «мать», которую на Руси принято всеми «вспоминать» и «почитать». Я напротив, пытался подружиться с газетой, но разговор двух бывших вояк явно был интересен. История, которую поведал безрукий Михайлыч, бывший солдат, поразил своей необычностью.

Возвращался он домой, в Иркутск со своей родины - Смоленщины. Специально ездил на могилу близкого человека - любимой женщины. Вот что мы услышали от него: «В 1943 году в оккупированной немцами территории оказалась и его родная деревня на Смоленщине, где остались его жена Настя с сыном. Староста в деревне определили в их в дом на постой молодого инженера - немца из Германии. Инженерная рота восстанавливала мосты, переправы и железнодорожные мосты, разрушенные советскими войсками и авиацией. Этот немец поселился в их доме с молодой своей женой - фрау. Звали ее Эльвира. Однажды воздушный десант русских оказался неожиданно в расположении фашистской роты и в результате боя часть немецких солдат была уничтожена. Среди убитых был и ее муж. Похоронили их на выезде из села, рядом с деревенским кладбищем. Когда село освобождали русские войска, жена Настя представила властям Эльвиру как свою сестру. Так и жили они, дружно поддерживая друг друга в то нелегкое время, до возвращения раненного супруга.

Прошло без малого полгода, прежде, чем Настя догадалась, что левая рука мужа ласкает не только ее. Бывшего фронтовика-артиллериста, не боявшегося немецких танков и самоходок, наповал сразила красота голубоглазой и белокурой немки. Как черт его попутал - не мог он уже жить без нее. А Настю жалко и сына. Но тут случилось то, что и должно было случиться. Прознали власти о проживающей в селе немке. Как так, идет война, а в глубоком тылу у бывшего фронтовика, затаился вражеский агент?! Разговор был коротким - десять лет ему, Насте - восемь. Сына забрали в приют. Эльвиру этапировали в лагерь для военнопленных немцев. После восстановительных работ и окончания войны отправили в Германию. Но не суждено было судьбе разлучить их навсегда. Эльвира приезжала в их деревню с разрешения властей, как бы на могилу к своему мужу - инженеру. Знающие люди дали ей адрес отбывавшего срок любимого. Так, в переписках, и протекло десять лет. Встретились они уже в годы оттепели. Не сразу и не скоро ей дали разрешение на поселение в деревню, где был похоронен ее муж. Не хотела она ехать в Германию для исполнения формальностей с документами. Как чувствовала. Через полтора месяца, возвращаясь назад в Россию, умерла в пути от сердечного приступа, на предпоследней станции. Похоронили ее рядом с мужем-немцем. Какая теперь разница, ведь были не чужие. Может успокоят души друг друга... А он как-нибудь... Настя умерла, не дожив до срока освобождения. Часто снилась. Все смотрели ему в глаза и смотрят. Молча.

А вот сын простил, сказал: «Живи».

Вот и вся история. Молчим, газета забыта, уснуть тяжело. «Тук-тук. Тук-тук» - стучат колеса, а может и души умерших к нам в окно?

Василий Еременко, с. Куреж

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Объявления на форуме Идраонлайн Ну и погода в Идринском - Поминутный прогноз погоды