Copyright 2017 - Идринское

Эта история достоверная и случилась в одной из деревень очень давно. Еще не было тогда составляющих «демократии» — свободы насилия, свободы жестокости и свободы растления молодого ума, а народ был доброжелателен, отзывчив и всегда готов к взаимовыручке. В ту пору можно было без тошноты смотреть телевизор хоть сутки, не боясь стать дебилом, потому что не было Интернета и достоверные события в стране до низов не доходили. В людях оставалась тяга к творчеству Чехова и Гоголя, Толстого и Достоевского, а еще была возможность для каждого поехать по туристической путевке по Советскому Союзу.

Чтобы не мелочиться, трое закоренелых друзей — три тезки решили пойти дальше и отправить своих любимых молодых жен на юга. Решено было как бы по пьянке, и за эту мысль все уцепились, а по трезвянке — как бы... ладно, пусть едут, решили. Себя покажут, на других посмотрят, но одно условие — на мужиков ни-ни! Успокаивало то, что отъезжающих все-таки трое, а это возможность, если что, контролировать друг друга. А сговор или групповая? Это исключено. Верили свято. Исключить губную помаду, всякие прикваски и мази. Вон есть банка вазелина для втирания в титьки коровам: при случае и женам можно нос натереть и тело.

Для начала в районном центре подобрали каждый по своему вкусу купальники. Выглядели они в них как водолазы, то зато все спрятано, а чего его вываливать? Не на базар же едут... Но один все-таки сделал для своей жены исключение. Разрешил купить ей купальник с непонятным вырезом на пупке. Наверное, решил он, это предназначено для выковыривания из него морского песка и застрявших моллюсков, а не для чужих глаз. Когда Света, супруга самого старшего из друзей, одела свой купальник и распустила свои длинные волосы, муж, осмотревший ее, задумчиво сказал: «М-да-а!». Она своим видом напоминала ему кадры довоенной кинохроники «Готов к труду и обороне» или что-то в этом роде. А толстые шнурки купальника, завязанные бантиком на каждом бедре, делали походку любимой какой-то подпрыгивающе-подкрадывающейся.

И вот чемоданы упакованы, деньги на сотню раз пересчитаны. Осталось самое главное — инструктаж. Один сказал: «Ты смотри далеко не заплывай, далеко от девчонок не убегай». А совсем забыл, что Светка и плавать-то не умеет. «Тем более, с чужими в лодку не садись...». На этом мы оставим наших девчонок в покое, пускай улетают. В застойные годы улететь самолетами аэрофлота можно было из любого райцентра. Конечно, нам бы было интересно узнать, почему при возвращении домой бывшая официантка Света старалась увернуться от поцелуев истосковавшегося мужа и кривила губы, глядя украдкой на подруг... Позже любящий супруг обнаружил у жены загар не только на пупке, но и по всему телу. Лишь узенькая полоска, не тронутая черноморским загаром, на груди, да шнурочком на бедрах... А пока...

Обратно из райцентра мужики ехали той же полевой дорогой, чтобы исключить встречи с гаишниками. Не дай Господь еще и с пьяными. Водитель еще хорошо помнил, как осенью прошлого года перегонял из райцентра купленный мотоцикл «Урал» без документов. Двое в погонах настигли у самого поселка и сняли номера. А утром не могли вспомнить лихо провернутую операцию по задержанию и где снятые номера. Да хорошо еще то, что номера были тракторные, не жалко.

В общем, мужики ехали потайными тропами, упивались свободой и молодостью, горланили песни до самого дома. Особенно удавался им припев знаменитой «...Эй, моряк! Ты слишком долго плавал. Я тебя успела позабыть...». По этому поводу один из них рассказал, что однажды слушал передачу по заявкам радиослушателей. Так вот там жена моряка дальнего плавания просила исполнить для него песню: «В нашем доме появился замечательный сосед...».

В домашних хлопотах и работе прошла неделя. Наступила суббота. Надо отдать должное — они строго соблюдали суворовский закон: последние кальсоны продай, а опосля бани выпей. Начали до бани. Да крепко начали. Васятка «меньший», хозяин бани, в который раз уже подбрасывал дровишек и уговаривал двигать мыться, но подвыпившие мужики не спешили. Светкин вдруг вспомнил, что «его» до их знакомства работала в железнодорожном вокзале официанткой и что была замужем. А потому, как ей верить? Вот за неделю позвонила всего один раз и то — «целую» и все. А еще вспомнил, как увидел ее первый раз: «Я тогда случайно зашел в ресторан: перекусить негде. Заметно было, как любовались все за столиками ее походкой и умением общаться». Своим видом страдалец угнетал всех. «Однажды она мне рассказала, что некоторые ее подружки подрабатывают с клиентами. Напишут на туфельках цену губной помадой и ходят по залу или садятся нога на ногу. Может, зря я ее отпустил, а?» — допытывался он у своих друзей. А что они ответят, его друзья. У каждого такая проклятая мысль в голове. Мало ли ныряльщиков...

«Ну ладно, хватит ныть! — хозяин бани и стола обнял друзей за плечи. — Хотите, для комфорта я вам предоставлю баб в баню, так сказать. И дам им в руку по венику, хотите?». «Какие бабы, — махнул перед своим носом рукой средний. — Где ты их найдешь в глухомани нашей? У нас таких услуг нет. Вот я жил в гостиничной квартире, вот это да! Еле успевал на звонки отвечать...». «Ну все, решено! Через десять минут девчата будут греметь в бане тазиком. Ждите.». Банщик пошатываясь вышел из избы. Не успели мужики опрокинуть для смелости, хозяин тут как тут: «Все. Шагом марш на помывку. Ну и девчата попались, цену заломили ого-го!». «А у меня денег нет, — сказал средний и для верности пошарил в карманах. — Может, рубль мелочью...» «Они под запись, в долг Taк сказать. Могут и подождать» - сказал затейник и потихонечку подталкивал друзей к выходу: «Идем, идем».

Возле банной двери при слушались, переминаясь с ноги на ногу. Кто-то из двоих даже постучал тихонько хоть и не в дверь, а рядом — промазал. Зашли и оглянулись — никого. Средний даже заглянул под полку. «Эй Васька, а девки обещанные где?» — выглянули в пред банник. «Как где? А это кто!» — сутенер смело перешагнут порог бани и откинул занавеску на противоположной стене. На ней висел знакомый до боли фанерный щит наглядной агитации, с которого на друзей глядели две пышнотелые доярки-трехтысячницы, призывая следовать их примеру. «Пятилетку — за три года!» — произнес выученные за четыре года слова один из Васек. Именно столько лет красовался этот шедевр на здание конторы колхоза. Долго, долго еще вспоминали друзья «заломивших цену» девочек. И смеялись. А щит убрала приехавшая в первый же день жена «содержателя притона». Нет, не из-за ревности, а чтобы без свидетелей...

Жён на юг, а сами в русскую баню

Василий Еременко, с. Куреж

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Объявления на форуме Идраонлайн Ну и погода в Идринском - Поминутный прогноз погоды