Copyright 2017 - Идринское

Не каждому родившемуся в деревне и оставившему ее однажды навсегда будет сниться родной дом. Это теперь нынешнее поколение напрочь потеряло свое деревенское начало и им влиться или втереться в городскую жизнь, довольно просто. Эти два критерия - цель и в конечном итоге реальность и действительность и есть определяющая бытия. Большинство покинувших родной деревенский очаг боятся своего происхождения как черт ладана, боятся своего навозного прошлого, да так, что не заманят их обратно ни могилы родных и близких людей, ни покосившийся домик у дороги, в котором однажды раздался его первый крик - крик новорожденного. Домик, который и днем и ночью с надеждой смотрит на заросшую бурьяном дорогу к нему, надеясь увидеть родного и благодарного человека.

Гнилое торфяное болото за годы, прошедшие с того памятного события, подступило к самой деревне. Как-то же умудрилось оно догнать ее, хотя плети улиц тоже стали короче, как бы подтянулись к центру, собрались ближе к поповскому дому, единственной достопримечательности в округе. Роман Давыдов узнавал и не узнавал село, где он родился когда-то, вырос, работал председателем сельского Совета и отсюда ушел добровольцем на фронт в 1941 году. Здесь, тридцать пять лет назад, он встретил и оставил свою любовь, оставил навсегда, безвозвратно. И сейчас кажется, а была ли она вообще? Как влетела внезапно в его жизнь - так и упорхнула птицей почти неузнанной, загадочной, не оставив ничего. Лишь единственная маленькая икона-оберег, как маленький кусочек ее сердца, подаренный при расставании, хранит он все эти годы. Пророческими оказались слова Марьяны. С этим талисманом он прошел всю войну, да и после ее окончания еще долго судьба держала его в лесах Западной Украины. Прошел всю войну целым и невредимым, хотя воевал и бывал в страшных перипетиях. Эта мясорубка не жалела никого. Страшно даже вспоминать. Десятки товарищей он похоронил, но его самого беда обходила стороной.

Оставшееся в деревне старичье, как пчелы в улье или как муравьи в муравейнике, и разговаривают и мыслят одинаково. Кроме запаха гнили, ветхости и безысходности над деревней витал запах перепревших щей, как и тогда - единственной еды, которую принимает старческий организм без последствий.

Трудно сказать, что же поманило сюда Романа через столько лет. Оставшиеся в деревне жители его и не помнили, а он - их. А может что-то другое? Вон там, среди затянутого ивняком и окруженного со всех сторон болотом островке, в маленькой мазанке-избушке жила Марьяна. И в том домике пролетели несколько дней их любви, как в знойный день налетевшая гроза и укатившая за горизонт. «А ведь когда-то здесь была улица», - подумал он, проходя вдоль речки. Да, была здесь улица с красивым лирическим названием - Заозерная. Время и годы стерли ее с лица земли, но места расположения домов, где жили когда-то люди, отмечены обвалившимися ямами и густыми зарослями крапивы. Исчезли не только улицы, а целые деревни в лихое время сплошных коллективизации и образования колхозов и сельхозартелей на деревне. Убегающие от нее крестьяне уезжали десятками и сотнями вместе с семьями в неизвестность, оставляя дома и могилы своих предков, стирая в своей памяти прошлое.

Марьяна появилась в их деревне в конце лета в первый год войны вместе с прибывшими сюда депортированными немцами Поволжья. Вроде бы и не цыганка, но какой-то блуд в ее глазах и «сварные» речи сразу же поставили в тупик видавшего всякое председателя сельсовета Романа Давыдова. Через некоторое время признался себе, что хочет ее видеть и попытался выяснить через секретаря сельсовета кто она, откуда и как попала сюда. Вразумительного ответа не получил, но кое-что выяснил в беседе с женщинами-колонистками. По их рассказам - она с Украины. Мать - хохлуша, отец - цыган. Убегая от немцев в первые дни оккупации семья погибла, напоровшись на отряд карателей в лесу. Волей судьбы она уцелела. Отец ее отправил узнать, что за хутор был на их пути и есть ли там немцы. Так вышло, что по прибытию в деревню среди колонистов ей места не нашлось, и ее поселили в маленькой избенке за речкой на болоте. Место это среди деревенских жителей считалось чертовым и пользовалось дурной славой. Все от мала до велика были уверены, что в этом домике за полночь собираются обитатели болотистых мест и устраивают кутерьму. Однажды один отважный паренек-жених по условию невесты должен был переночевать в этой избушке, а утром его нашли в нескольких десятках метров от нее, раздетого и заикающегося. А самое интересное то, что он постоянно тыкал пальцем в сторону болота, но сказать ничего не мог, только мычал, как телок. Кто сотворил шутку над отважным соколом - стоит только догадываться. Или это действительно разгулявшиеся бесы или деревенские дружки отверженного конкурента.

деревенские фото

Второй раз Роман увидел Марьяну в сельском Совете. Пришла она по поводу доставки дров, как и положено переселенке и вновь прибывшей. Увидев и оценив ее необычную привлекательность и красоту, еще глубже уткнулся в изучение повестки дня заседания сельсовета: «О ремонте дорог и мостов», намеченного на следующий день. Она вела разговор с секретарем, но несколько раз взгляд ее на себе Роман почувствовал. Ему стало неловко за свою застиранную гимнастерку без одной пуговицы на воротнике и дыркой на локте. Затушевался мужик, вроде и не из пугливых. В двадцать лет уже руководил сельхозартелью в начале 30 и в 36 г.г.. Три года в РайЗО и вот сельский Совет. Бывает за день не один раз услышит от исходивших жаром и томлением молодиц-солдаток такое, что у другого бы уши в трубочку, а он ничего. А иная, посмелей, и подмигнет лукаво, мол, самогон есть, приходи... Если честно сказать, от этого и убегал Роман. Вернутся фронтовики - спросят. А у них разговор будет коротким. В том числе и за это...

Прошло какое-то время. В деревне стали поговаривать о Марьяне, как о знахарке и целительнице, способной утолить боль и лечить простуду. Зачастили к ней женщины - кто снять сглаз или убрать порчу, приворожить суженого и засушить «соперницу» или разлучницу вдрызг. А кто и выпросить для лечения женских болезней ягоды клюквы, собранной весной, после схода снега. Клюква - журавлиная ягода, жеравлика, жерава, журавиха, веснянка, подснежница, северная вишня - настоящий кладезь полезных веществ. Этим Марьяна и зарабатывала себе на жизнь. Секретарь уже несколько раз напоминал Роману о необходимости трудоустроить ее - единственную, кто не занимался работой в колхозе, за исключением больных и рожениц. А он все откладывал разговор и надеялся на скорую отправку на фронт.

Но то, что должно было случиться — случилось. Приближался сезон дождей. Для деревенских это была пора особой заботы. Заготовленное в зиму сено на болоте нужно было вывезти на «большую» землю, к месту скармливания. Все мужское население включая подростков, было брошено на вывозку. Под закат солнца, изрядно уставший подросток Женька Варнаев не справился с лошадью и вместе с сеном завалился с дороги в болото. Следовавший за ним через повозку Роман бросился на подмогу малолетке. Топором разрубил гужи и, барахтаясь в болотной жиже, сумел закрепить один конец вожжей за подпругу, а второй обвести за шею и под круп кобылы. Провозились дотемна. Лошадь и телега были выручены, но сено пришло в негодность. У Романа на следующий день поднялась температура, трудно стало дышать, тело горело. Женщины приняли решение по излечению Романа быстро. Хотя может у какой из них возникало чувство ревности и неприязни к знахарке, а некоторые и знали чем все закончится, но решили так: Романа перевезти на лечение на болото к Марьяне. Кроме того, договорились с председателем колхоза о назначении ей зарплаты как на вязке снопов. И посыпались на беднягу примочки и припарки. У нее в своем уже обжитом доме все было под рукой. Чем она его поила и натирала, выгоняя хворь, он не знает, а вот шепот ее заговора частично помнит и сейчас.

«В чистом поле есть горюч камень. На этом камне сидит большая баба. Она держит в своих руках раскаленную сковороду. У ей руки не жгло и зной не брал. Так же у раба Божьего Романа рук не жгло бы и озноба не было». И другую: «Леда на дороге, леда на пороге, леда на реке, леда на озере, на семи верстах, на девяти перстах. У раба Божьего Романа жар снимаю, прогоняю». На третий день она явилась к нему со свечой в руках и пучком какой-то травы. «Знаешь, - сказала она заговорщицким тоном, - я дам тебе на сон цветки таволги. Их я собирала в день Аграфены-купальницы и Ивана Купалы. В эти дни они обладают особой целебной силой. Тебе будет сниться сон и очень важно досмотреть его до конца. Не пытайся противостоять этому и пробудиться. Не уходи от него, чтобы тебе не снилось. Это очень важно для тебя...» С этими словами несколько стебельков таволги положила под подушку. Дыханием обожгла его губы, а упавшая на щеку прядь волос, приятно защекотала. Проваливаясь в омут сна, видел, как она зажигала свечу. Мелькнула мысль: «И вправду колдунья».

Снилось ему огромное преогромное поле. Кругом много ярких цветов, а он в белой полотняной рубахе, еще ребенок бежит навстречу своей матери, протягивает к ней руки, но она все дальше и дальше. И голосом Марьяны: «Ром-ка-а-а! Сын-о-о-к!».

Через три дня румяный и здоровый председатель сельсовета просил руки и сердца у своей спасительницы. А чего тут гадать-то. Сломался перед чарами ее Роман. Видно не только лечебные заговоры знала она.

А ровно через неделю у них была последняя, прощальная, ночь. Подписали его прошение об отправке на фронт. Забирали его на Семенов день - 14 сентября. В самую последнюю минуту прощания Марьяна сняла с себя маленькую иконку-медальон на цепочке и протянула дрожащей рукой Роману: «Носи и береги ее. В этом твое спасение. Это подарок моей бабушки... оберег. Она будет беречь тебя, как до этого берегла меня, до этого дня». Слезы, слезы. А руки, милые нежные руки все теребили и теребили тесемочки голубой кофточки. Стая за стаей летели через село журавли на юг. «Знаешь, - как-то уж очень тоскливо проговорила она, глядя им вслед, — ведь с Семена начинаются свадебные недели...».

Это последнее, что он услышал от нее. Слезы, слезы. Такой он ее и запомнил на всю жизнь. И еще свою мать, зовущую голосом Марьяны: «Ромка-а-а! Ромка-а-а!»

Василий Еременко, с. Куреж
Фото из семейного архива

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Справочник телефонов. Идринское

Такси телефон. Идринское вызвать

Идринское, расписание автобусов

Объявления на форуме Идраонлайн Ну и погода в Идринском - Поминутный прогноз погоды